Где выход из ковидного тупика?

Вместо здравосозидания для всех групп населения — борьба с ковидом

Какой главный вывод необходимо сделать, и срочно, из нарастающего деструктивного конфликта «прививочников» и «антипрививочников»? Что за прошедшие полтора коронавирусных года государство, имея в своем распоряжении колоссальные ресурсы, оказалось не в состоянии даже нащупать реальную проблему, которая может выступить объектом управления. В результате и тогда и теперь власти загоняют себя в ложную альтернативу «локдаун или вакцинация», вынуждены вновь и вновь вводить чрезвычайное администрирование, которое, изображая беспощадную борьбу с ковидом, в основном лишь имитирует заботу о населении, а по факту оставляя граждан один на один с вирусами и бактериями, хроническими болезнями, падающими доходами, растущими ценами, «депрессухой», отсроченной пенсионной старостью и со всем остальным подобным «счастьем», обильно накопившимся за 30 лет с момента развала СССР.

Посудите сами. Бессмысленно быть вакцино-ортодоксом или, наоборот, отрицать вакцины как выдающееся цивилизационное достижение человечества, если вокруг каждого вакцинированного начнут действовать эффективные системы здравоохранения, профилактики, обеспечения проактивного профилактического иммунитета, а также опытные и высококвалифицированные семейные врачи, осуществляющие адресную и дифференцированную помощь, наблюдение и разную поддержку для минимум сотни разных групп населения, а лучше составляя обязательный персональный план вакцинирования для каждого. Однако ничего этого попросту нет! И создавать такую новую социальную систему надо было еще вчера, в начале ковида, и до ковида, не откладывая на вечное потом, когда, мол, победим ковид, то есть в «никогда». Вместо этой обволакивающей «костыль вакцин» живительной оздоравливающей социальной системы поддержки и защиты по факту имеем брутальный мобилизационный план «чрезвычайщины» по принудительной вакцинации, в рамках которого самоорганизация общества, без которой не может быть исцеления, подавляется и ведет к дестабилизации ситуации в стране.

И т.н. антипрививочники, большинство из которых, вопреки этому навязываемому им клейму, вовсе не являются врагами вакцин как таковых, вынуждены саботировать прививочную кампанию, подавая таким оригинальным образом сигнал «SOS» самим себе, окружающим и незрячему государству.

Наши люди прекрасно понимают, что реальная проблема и выход в нормальную жизнь за рамка бесконечного ковида лежит в восстановлении, а сегодня и развитии сломанной за 30 лет российской социальности, где общественное здоровье, как и образование, является ее фундаментальной составляющей.

Нельзя не признать, что в значительной мере люди правы, осознавая, что любые, в т.ч. и иностранные, вакцины им толком не помогут, как плохо помогли в прошлом году локдауны, и опять, как и в прошлом году, вместо оздоровление населения произойдет очередной взрывной рост осложнений и избыточных смертей.

Именно Российская Федерация, к великому сожалению, стала абсолютным лидером среди всех мало-мальски развитых стран по росту избыточной смертности за первый год массового ковида с марта 2020 по апрель 2021 года. У нас рост сверхсмертности, т. е., по сути, количество безвозвратных людских потерь в мирное время, составил порядка 26 процентов, что в полтора раза больше, чем в «заваленной трупами» Италии (рост в 18 процентов), в 1,6 раз больше, чем в США (рост в 17 процентов) и почти в десять (!) раз больше, чем в Германии (рост в 3 процента). Если символически представить печальное соревнование по избыточной смертности между Российской Федерацией и Германией, то у нас потери составили порядка 400 тысяч человек, а у Германии, если привести к нашей численности населения, 42 тысячи.

Неудивительно, что по итогам 2020 года главным бенефициаром в стране оказалась похоронная индустрия, которая, согласно данным Института Гайдара и РАНХиГС, единственная из всех видов нецифровой экономической активности вышла в большой жирный плюс: +3,8%.

Правительство, и в первую голову профильный вице-премьер Татьяна Голикова, несет прямую ответственность не только за это ужасающее лидерство нашей страны по сверхсмертности, но и за отказ откровенно и глубоко разбираться в объективных причинах.

И основной вопрос, надо ли нам вообще было загонять себя в режим чрезвычайщины?

Сегодня уже общим местом в мировых научных кругах по результатам аналитическо-статистических исследований в разных странах становится утверждение, что уровень избыточной смертности практически не зависел от наличия или отсутствия локдаунов и иных административных ограничений.

Более того, пристальный анализ ситуации однозначно показывает, что главной причиной сверхсмертности является не коронавирус, а сама борьба с ним, когда, как в старой антисоветской шутке, эта такая борьба за мир, что камня на камне не оставляет.

Страшные результаты чрезвычайщины сполна видны из заявления телеведущего на главном государственном канале страны и главврача столичной больницы им. Жадкевича Александра Мясникова: «Причиной смерти двух третей умерших в 2020 году стало неоказание адекватной помощи больным с иными заболеваниями, и так по всему миру. Сегодня по всему миру на одного умершего по ковиду приходятся двое умерших от того, что все силы были брошены на борьбу с ковидом».

То же самое по сути признала и сама Татьяна Голикова в ходе брифинга в правительстве в феврале текущего года:

«Доля умерших от новой коронавирусной инфекции за 2020 год… от общего прироста избыточной смертности за 2020 год составляет 31%».

А что с остальными 69 процентами, недавно пояснил Росстат: по итогам 2020 года, где, отметим, первые три месяца до ковида были более чем благополучными, с падающей смертностью, смертность от пневмонии выросла в 2,4 раза (!), от сахарного диабета — на 26%, а от болезней системы кровообращения — на 11,6% (или на 97,3 тыс. случаев) после снижения на 1,7% в 2019-м и на 0,8% в 2018-м.

Вот этот рекордный рост смертности от пневмонии — в 2,4 раза — один из медицинских ключей к вскрытию реальной проблемы ковида. Необходимо признать, что хорошо оптимизированная в прошлые годы система здравоохранения попросту разучилась предупреждать и лечить пневмонии. Уверены, что публикация ныне закрытых данных по количеству и виду заболеваний с диагнозом «пневмония» за последние пять, а лучше десять лет, наглядно покажет фактическое состояние дел и истинные и неприглядные причины нашей сверхсмертности.

Главврач Коммунарки Денис Проценко, Герой Труда и один из лидеров в первой пятерке партии «Единая Россия», в ноябре прошлого года в ходе научного конгресса по контролю и профилактике инфекций поделился анализом причин случаев летальности в специализированной по ковиду больнице: треть пациентов умирает в первые 72 часа пребывания в стационаре, остальные — в более поздние сроки. И если причинами ранней летальности чаще всего становятся гипоксия и тромбоэмболии, то главной причиной поздней — септические осложнения. Иными словами, большинство пациентов с коронавирусом умирает от сепсиса, устойчивого к антибиотикам:

«Особенность пациентов с COVID-19 — быстрое формирование чрезвычайно опасных бактерий-суперинфектов в их организме. Казалось бы, мы только открылись в марте, у нас новые стены, и не должно быть внутрибольничных штаммов. Однако за три месяца они появились во всех отделениях реанимации — и золотистый стафилококк, и пневмония, и прочие. Причина — перевод из других стационаров пациентов, которые завезли к нам микробы. Причем это проблемные штаммы со множественной устойчивостью, что ограничивает возможности лечения. И мы выявляем их все чаще».

Денис Проценко

Из всех выше приведенных официальных констатаций однозначно следует, что реальной причиной сверхсмертности в значительной мере явилась не демонизированная «смертельно опасная» вирусная инфекция как таковая, а сами организационно-управленческие решения по борьбе с инфекцией. Говоря грубо, лечат часто не то, что нужно, бросая сюда большую часть ресурсов всего здравоохранения, а то, что требуется лечить и вылечивать, остается без ресурсов и компетенций.

Так или иначе, прямо или косвенно, но наши умные сограждане все это прекрасно понимают и видят, что идет чудовищная по последствиям имитация их защиты, когда на смену одной ритуальной активности бюрократов всех уровней вроде безумно бессмысленных перчаток в прошлом году в этом году начинают новую эпопею с обязательно-добровольной чудо-вакциной (вполне возможно, что через пять лет исследований она такой и окажется. А может быть — нет!), опять оставляя в стороне все самое важное: весь социум, всю систему общественных отношений с их нарастающим неравенством, дифференцированную адресную систему медицинской поддержки и социального обслуживания разных групп населения.

Время ковида — идеальный момент для рывка

Таким образом, государство в эти дни стоит перед выбором: либо и дальше продолжать войну с ковидом вслепую и с практически гарантированной сверхсмертностью, либо вернуться в реальность, восстановить управление и приступить к строительству новой социальности вокруг стратегического оздоровления всего населения страны.

Во втором случае при адекватном анализе ситуации и правильном понимании происходящего в стране и мире у России имеется уникальная возможность перестать только лишь страдать от глобальной коронавирусной инфекции и использовать саму «пандемию» для кардинального преобразования социально-экономического положения в стране, для совершения того рывка, о котором неоднократно заявлял за последние семь лет президент России В. В. Путин — как это было, в частности, 5 июля 2017 года при подведении итогов заседания Совета при президенте по стратегическому развитию и приоритетным проектам:

«У нас все есть и так… Но нам нужен с вами рывок — вот что нужно, и нужно это обеспечить».

Владимир Путин

Нагнетаемая по лекалам глобальных центров управления (того же Имперского колледжа Лондона, запустившего 17 марта прошлого года нафантазированные прогнозные графики по ковиду, плодящие истерику) коронавирусная истерия в начале прошлого года капитально подорвала социально-экономический суверенитет России и по сути лишила страну самой возможности для рывка. Однако сейчас, обладая таким колоссальным объемом знаний о ситуации, мы просто обязаны прорисовать и спроектировать выход за рамки этой и неизбежных последующих вирусных инфекций.

Необходимо на основе передового знания и осмысления мирового опыта остановить сверхсмертность российского и всего мирового населения за счет перехода к планетарной жизнестратегии: решительных программ оздоровления и формирования сверхжизни — осмысленного здорового долголетия для любого жителя земного шара, одаривая сверхжизнью каждого без исключения на планете, формируя мультитюду братства в форме всеобщего планетарного иммунитета, опираясь при этом на технологии стимулирования и наращивания естественного иммунитета населения, создания сети институтов, центров и лабораторий проективной иммунологии, которые были бы способны готовить иммунитет населения на территориях к новым формациям инфекционных заболеваний.

Россия и русские могут сделать рывок, только решая всеобщую проблему человечества.

Ситуация с ковидом поместила всех нас в одну лодку. Это означает, что, вырабатывая меры по преодолению сверхсмертности в России, у нас должны быть решения для всех стран, как, не растаскивая население на социально изолированных индивидов, восстанавливать сообщества, целые народы и человечество в целом.

И здесь надо от вакцины как паллиативного решения, от фармакона (как двойственного средства — в чем-то помогает, а что-то одновременно и осложняет, разрушает) перейти к программам расширения пространства жизни всему человечеству за границами столетней черты.

С этой точки зрения трудный и противоречивый ковид со всеми его штаммами — всего лишь повод к определению управленческих мер расширения пространства сверхжизни. И первый шаг на пути к этому — иммунитет мультитюды (населения всего земного шара) без угнетения определенных групп населения и создания разрушительного неравенства.

Транслируемая на весь мир новая социальность оздоровления на наших принципах и задачах — и есть рывок.

Мировая власть и наш суверенитет

Событие короновируса ударило по двум принципиальным вещам. Во-первых, оно кардинально меняет структуру власти, как мировой, так и регионально-национальной. Во-вторых, оно направлено на окончательное уничтожение реальности народа, заменяя его представлением кучи-малы различных меньшинств с индивидуальными правами и стремлениями.

Дело не в ковиде, а в ситуации вокруг ковида. Управление ситуацией вокруг ковида опасней для народов земного шара и многих групп населения, чем сам ковид. Более того, ситуация вокруг ковида обнажает непреодолимо углубляющееся в стране и мире неравенство. Неравенство через ковид вызывает угнетение огромных групп людей и уничтожает общество в том виде, как мы его понимали и знали до объявления эпидемии ковида.

Под угрозой личной смерти, ответственность за которую берут правительства, хотя отвечать за таинство смерти они не в состоянии, индивиды отказываются от переживания коллективности и общественно-родового единения. Там, где люди отказываются от сопереживания другим, где каждый сам за себя, организмы народов превращаются в песок разделенных индивидов.

Речь не идет о каких-то специальных системах заговора, просто так проще и эффективней тотально контролировать людей и управлять ими. Целью объявляется не обеспечение здоровья каждого человека, но защита человека от вируса и защита людей от человека — разносчика вируса. Человек не должен заразиться вирусом и не должен заражать этим вирусом других людей при контактах с ними. Средством такой защиты является массовая вакцинация. Вместо выстраивания вокруг людей разных возрастов, разного иммунитета, разных типов хронических заболеваний и уровней здоровья инфраструктуры из комплексной поддержки создается система однообразной и нередко гипертрофированной фармакологизации населения (чего стоит только одна эпопея с пичканием населения антибиотиками!).

В ответ на нашествие заболеваний с не до конца проясненной этиологией — по крайней мере, неразличенное поле ковидов и пневмоний, в которое помещен современный человек, — должна была появиться система обеспечения здоровья. А вместо этого возникла вспышка сверхсмертности и предложена система во многом насильственной вакцинизации в условиях появления все новых и новых штаммов вируса, а также массового заболевания самих вакцинированных.

Вакцинация как единственный ответ государства на ситуацию вокруг ковида и непреодоленная сверхсмертность разрушают подоснову общества, связанную с поведенческой спонтанностью и открытым общением с людьми.

Если в условиях непроверенной и обрушенной на нас вирусной болезни мы из-за страха перестаем сопереживать, что рядом с нами умрут те, кто нас старше (пенсионеры), те, кто ослаблен и болеет хроническими болезнями, те, у кого нет денег на полноценный ежегодный отдых и на потребление нормальной, а лучше оздоравливающей пищи, мы перестаем быть народом, у которого есть заказ на власть и понимание требований к власти.

Восстановить народы и все население земного шара можно, если только озаботиться в ситуации вокруг ковида вопросом, как уберечь от преждевременной смерти всех. И это одновременно и вопрос самого передового знания, что дает и что не дает вакцина как искусственный стимулятор «судороги иммунитета», а что требует труда и заботы, чтобы возникло теплое бережное отношение к ближнему, к соседу, чтобы усиливался естественный иммунитет.

Это рассыпание общностей до уровня индивидов означает следующее: формирующийся естественно, без всякого сговора новый мировой порядок сдвигает нас к границе каннибализма. Каннибализм бывает разный: бывает каннибализм сексуальных услуг, каннибализм трансплантации живых субстанций и органов, бывает каннибализм антител. Если для противостояния вирусу скоро надо будет добыть антитела из чужого тела, их оттуда за деньги будут брать, экспериментируя над реакциями людей на вкачиваемую им жижу.

Сползание в каннибализм и культурная регрессия всегда означают неверные управленческие ориентации и отказ от современного междисциплинарного научного знания и практико-ориентированного мышления для обнаружения инструмента действия.

Мы должны действовать в условиях неполного знания на территории своей страны, но в интересах всего человечества, разрабатывая правильные решения внутри своей страны, но которые могут стать решением для всех стран и правительств всего земного шара. И одна вакцинация здесь не поможет.

Возня с вакцинами как с писаной торбой означает, что не создается дифференцированная диагностическая система разделения заразившихся вирусом и больных пневмониями, не дифференцируются сами пневмонии (вирусные, бактериальные, грибковые и смешанные), не дифференцируются те, кому имеет смысл полежать дома, а кого надо обязательно везти в стационар, не дифференцируются разные этапы лечения разными антибиотиками, не дифференцируются системы здравоохранения с равным демократическим доступом к качественной услуге населения всех групп и системы здравоохранения, расщепленных на «элитку» и «отстой». Наконец, мы год сидим в ситуации с ковидом, ничего не сделав для повышения естественного иммунитета, не создав средств для предварительного и опережающего проактивного иммунитета, не обработав данные, какова смертность у разных групп населения в зависимости от поведенческих факторов: режимы отдыха, стили и системы питания, уровень образования, занятость, достаток.

У нас нет эпистемической матрицы — матрицы организованного знания, которая позволяет ответить на вопрос, кто угнетенные ковидом слои, кого вся ситуация с ковидом, управление освобождением от ковида заталкивает в число обреченных.

Не имея этих данных, мы вправе утверждать, что огромная сверхсмертность не от ковида, а вокруг ковида косит угнетенные слои населения, — те, у которых нет доступа к качественной еде, к качественным медицинским услугам, нет возможности для отдыха, нет устойчивой занятости.

Ситуация вокруг ковида косит не меньшинства, а мультитюду: базовый, глубинный народ своих стран. А правительство разных стран пока что идет по легкому пути — отчитываясь о числе вакцинированных и локдаунах.

При этом большая фарма и официозная пропаганда — фармо-массмедийный комплекс — зарабатывает сверхприбыль.

Вакцинация как инструмент дальнейшего расслоения?

Жаль, что Александр Александрович Зиновьев — гениальный советский логик, философ, писатель, наш учитель и наставник — не дожил до сегодняшнего дня. Иначе он бы точно еще раз нашел образцово-показательное подтверждение своей теории Человейника, когда жизнь, вроде мировая, но развивается по законам региональной бюрократической дури. Сегодняшняя российская бюрократия, вовсю копируя Запад и стараясь выглядеть современной, прогрессивной, технократичной, естественной, продвинутой, молодежно ориентированной, теперь устроила административно-хозяйственную кампанию по вакцинации.

Свет будущего — на Западе, он — образец и витрина. А подходы — чисто «рассейские», городоглуповские. Всех вилами загнать в светлое будущее и отвакцинировать всех. И всю систему условий жизни подстроить под вакцинацию. Сделать невозможной нормальную жизнь тем, кто не верит в самую лучшую и самую-самую «рассейскую» вакцину. Перед нами знакомая до боли советско-бюрократическая кампания борьбы за урожай. С той же суетой, с тем же уровнем анализа ситуации, с тем же безразличием к разным группам населения с их разными нуждами, с тем же уровнем анализа последствий. С тем же усердием, заслуживающим лучшего применения, — год яростно боролись с ковидом и вляпались в сверхсмертность. Но будем продолжать то же самое, что делали и весь год. С тем же результатом?!

Вакцинация становится системой утверждения по факту колоссального социального неравенства и сброса в сверхсмерть незащищенных слоев. Именно вакцинация доделывает и подводит итог планам Чубайса по сбросу в небытие тех, кто не вписался в рынок и не накопил за эти годы социо-финансово-иммунитетный жирок. Тех, кто лишился достойной работы, смысла существования, ценностей, качественного образования, качественного персонализированного медицинского обслуживания под индивидуальные болячки, заработанной пенсии к 55 годам женщины, к 60 годам мужчины, теперь будут выжигать кампанией по принудительной вакцинации.

Именно вакцинация закрепляет колоссальное расслоение российского общества, про которое воробьи кричат с крыш, и Тома Пикетти во втором своем томе «Капитала и идеологии». Вакцинация окончательно расщепляет власть и общество, которые живут в двух мирах, между которыми стеклянная перегородка. Из мира офшорных доходов и бизнес-джетов тяжело почувствовать, что от нагнетаемого телевизионного ужаса ковид-инфекции переживает человек, у которого отбирают занятость и вместо обеспечения здоровья с современным качеством здравоохранения, с приветливым и въедливым семейным врачом, которого нет, требуют повторной, а в принципе уже бесконечной повторяемой ревакцинации. Когда после вакцинации озноб и ломота, и непонятно, что она дала все-таки для здоровья. Или это такая же нагрузка, как вредное и неправильное питание жирными гамбургерами и вонючий автомобильный смог в Москве на «трешке».

Формируется остекленная замкнутая вакуоль Москвы и курортов Краснодарского края, где все будет стерильно и культурно и вакцинировано для москвичей, немного отдыхающих от Москвы. А остальную лохмато-бородатую и непричесанную Россию будут пускать в эту вакуоль по QR-кодам. А всех, кто не подчинится, вытеснят в зону этих лохматых и сомневающихся. На провинции потихоньку и окончательно поставят крест.

Хорошо понятно, что непроанализированную нагрузку вакцинации скомпенсируют те, у кого много денег — есть накопленный жирок в минимум 7−20 млн рублей, кто питается только в «Азбуке вкуса» и на московских гетто-рынках со сверхдорогой жратвой, у кого есть высокооплачиваемая работа, у кого есть доступ к частному индивидуализированную высокоэффективному медобслуживанию российскому или зарубежному (на которое для больных детей по телевизору зачем-то у нищего населения все время просят сброситься по рублю) и у кого есть возможность отдыхать на курортах или ездить в израильские клиники, где вам за счет специальных процедур и массажей снижают ваш физический возраст на основе системы датчиков (пакет в корпорации такого обслуживания в год стоит от 500 т. до 3 млн долларов). Ну и, конечно, вакцинацию с неясным эффектом легче перенесет молодежь (если не появится вдруг хитрый новый штамм, а он точно появится) и люди до 50 лет без хронических заболеваний. Остальными мы уже начали жертвовать, что ж, меньше пенсионеров — меньше нагрузка на Пенсионный фонд и бюджет. Придется продолжить. Поэтому на переднем плане вакцинация, а на заднем плане механизмы компенсации ее нагрузок на людей. Нагрузки выдержат только хорошо социализированные и богатые. Главное, конечно, чтобы специально не стали заражать тех, кто сопротивляется вакцинации и не поддерживает самую лучшую в мире российскую вакцину.

Нам все это нужно как результат?

Или осуществить путинский рывок по складыванию новой социальности благополучия и здоровья, формированию планетарного иммунитета мультитюды — всех слоев и всех групп населения земного шара?

Силиконовый иммунитет

Основное, чего никак не хотят признавать, заключается в том, что проблема ковида лежит абсолютно вне самого ковида.

Да, у коронавируса имеется своя специфика, да, это новая и неожиданная форма очень старого возбудителя, но при всем том он является, в общем-то, типичным сезонным вирусом, аналогичным гриппу. Главная его опасность заключается не в каких-то особо страшных механизмах его действия, а в том, что в человечестве колоссально деградировал и истончился всеобщий иммунитет — планетарный иммунитет, разбалансировав, тем самым, и приведя в разлад и разнотык сосуществование вирусов и населения планеты. И вся эта новая формация инфекционных заболеваний типа коронавируса, а до этого птичьего и свиного гриппов, возникает уже не сама по себе, а напрямую в ответ на капитальное ослабление планетарного иммунитета и появляющиеся в нем перспективные для вирусов бреши.

Уязвимость человека и человечества за последние 20—30 лет выросла многократно. До трети той части человечества, которая проживает в городах, имеется однозначно напряженный, т. е. практически «убитый» иммунитет. В современном нам дефолте иммунитета виноваты и резко трансформированный минерально-химический фон (состав воды, поверхности земли и т.п.), климат, модные вейпы, которые на порядок сильнее бьют по иммунитету, чем даже традиционное табакокурение, состав и структура питьевой воды, питание, одежда, воздух (экологическая нагрузка в широком смысле), многократно увеличившиеся в числе домашние животные и перемещения диких животных, страхи и депрессии, деформация сна, стресс (переработки, переутомление и т.п.) и др.

То есть трансформируется чуть ли не конституционный иммунитет, который создается самим биологическим видом, в данном случае человеком, Homo sapiens, создается всеми естественными свойствами организма данного вида: анатомическими, физиологическими, клеточными и молекулярными факторами. За ним трансформируется иммунитет врожденный и далее все приобретенные иммунитеты, которые при общем давлении на ослабление и деградацию иммунитета формируют приобретенный иммунодефицит. Хронический иммунодефицит вкупе с факторами среды и хаотической вакцинацией в итоге делает иммунитет человека замещенным, условным или, образно говоря, «силиконовым». Именно такой силиконовый иммунитет, вероятно, и является базовой причиной ковидной вспышки, поскольку сломан или критически ослаблен иммунологический барьер, и коронавирусу удается достаточно легко попасть в легкие. При этом по отношению к коронавирусам особое значение имеет мукозальный иммунитет, который выступает главным барьером на пути проникновения коронавируса в легкие. Антител в крови может быть очень много, но они не создадут и не заменят барьер мукозального иммунитета. А пройдя этот барьер, вирус вызывает поражения легких, что уже является следствием деградации иммунитета и, наша специфика, разрушенной в предыдущие годы пульмонологии как системы и сети (число специалистов за 30 лет уменьшилось в 10 раз). И это тоже колоссальная проблема — у нас, слава богу, остались отдельные выдающиеся пульмонологи и иммунологи, но, к великому несчастью, практически исчезли профессиональные сообщества пульмонологов и иммунологов.

В этом плане ключевой провал мер против ковида, вызвавших скачкообразный рост смертности в ноябре-декабря прошлого года, а также и нынешнее обострение — это то, что государство упустило в прошлом году летние месяцы, которые надо было максимально использовать для существенного повышения сил выздоровления — общего коллективного иммунитета населения и каждого отдельного жителя страны.

В чем заключается феномен глобального ковида — особенно в его российском исполнении?

Российский феномен ковида состоит в том, что абсолютно большая часть всех ресурсов государства и общества была направлена не на резкий рост иммунитета населения посредством его мобилизации — а на подрыв естественных сил выздоровления — натурального (естественного) иммунитета в целях его замещения артифицированным, искусственно индуцированным вакцинным иммунитетом. Чем-то напоминает веру наших родителей в журнал «Здоровье», что съеденная таблетка неизбежно излечит. Это индуцированная лжеидеология погубила многих. И сегодня вера в фармакон, как в известном мультфильме про «Бегемота, который боялся прививок», раз и все, ты защищен от всех неприятностей и можешь с соответствующей справкой путешествовать по всему миру.

Именно здесь лежит корень проблемы с рекордной избыточной смертностью российского населения, сделавшей РФ печальным лидером среди более-менее развитых стран. И здесь только вакцинацией проблему не решить. Нужны решительные программы, поддерживающие, стимулирующие и наращивающие иммунитет. Требуется закладывать сеть институтов, центров и лабораторий иммунологии, которые были бы способны готовить иммунитет населения на территориях к новым формациям инфекционных заболеваний.

Вместе с тем это и всемирная проблема. Всеобщая проблема человечества, которую надо решать России и русским, организуя и совершая рывок.

К слову, именно русский ученый Илья Ильич Мечников заложил основы учения об иммунитете, иммунологии, и во всем мире, отмечая Metchnikoff Day в день его рождения, Мечникова называют «отцом теории врожденного иммунитета» — father of innate immunity.

Вакцина — это фармакон

Вакцина — это специализированный тип лекарственного средства, но в широком смысл, это фармакон, обладающий двойственной природой. Вообще, греческое слово фармакон (φάρμακον) крайне интересное, поскольку обозначает активно действующий ингредиент, вещество, которое одновременно лекарство, яд и козел отпущения, так как фармакос использовалось в магических практиках и ритуалах человеческих жертвоприношений. В греко-английском лексикономе Лидделла-Скотта-Джонса фармакон трактуется как «средство производства чего-либо», имеющего необратимые последствия для человека. Так, фармаконом, согласно реконструкции Дерриды, Платон считал письменность, убившую в людях культуру памяти — воспоминаний и припоминаний рапсодов, древнегреческих сказителей. Фармакон всегда двойственен: он предоставляет одни возможности и уничтожает наработанные другие, трансформируя человеческую природу. Так, по мысли Платона, письмо должно быть отвергнуто как однозначно отравляющее для способности думать самостоятельно в диалоге с другими. После создания письма человечество несколько веков заново училось думать в диалоге с другими (и научилось ли оно это делать или нет — это еще большой вопрос, тут имеются самые разные оценки), чтобы хоть как-то смягчить последствия фармакона-письма.

Вакцина — это точно не золотой ключик и не отмычка от всех вопросов. Это сильнодействующий фармакон. С ней принципиально нельзя обращаться по принципу «поесть, помыться, уколоться и забыться» (В. Высоцкий).

Если требуется повторяемая ревакцинация, то это означает посадить людей на всю жизнь на вакцины, их окончательно фармакологизировать, добив и обнулив натуральный иммунитет.

Такая вакцинная зависимость — новая и новая вакцинация — это не жизнь, а существование.

В итоге вакцина может рассматриваться только как небольшая часть системы оздоровления и иммунитета, где иммунитет должен по норме быть во много раз мощнее любой вакцины и лишь тренироваться и поддерживаться ею.

Проблема иммунитета определяется у здорового, а не умирающего, человека не таблетками, не вакцинами, не антидотами, если только его до этого не накачали отравленной жижей, а естественным ответом собственного организма, когда после баньки, после хорошего сна по режиму сама отхаркивается (извините за подробность) мокрота, когда чувствуется, что по телу пошла энергетическая волна, а в больном месте стало приятно покалывать. Не вся боль ушла, не до конца, но отступила. Каждый человек после 40 лет знает эти ощущения. Эти ощущения и есть внутреннее субъективное чувство, что организм жив (!!!), и у вас есть иммунитет на сезонную простуду и гриппы, что вы с ними справляетесь. Не пускает целость вашего организма в вас вражью силу, сопротивляется ей. И здесь приходится благодарить жену, заварившую чай с качественным узбекским лимоном, мед, который вам по случаю купил друг на далекой от Москвы башкирской пасеке, клюкву, которую прислала тетушка жены, и шерстяные носки из волосьев тибетского быка, и то, что завтра интересные задачи, на решение которых хочется мобилизоваться, и у вас в голове уже зреют решения. И еще Бога-Творца надо поблагодарить, что он послал вам исцеление и так все устроил, что живая субстанция в нас, находящаяся в нас жизнь, которая сложнее всех вместе взятых медицин и биогенетических наук, исцеляет нас. Вот, есть у нас связь с Господом-жизнедаждцем!!! Слава Богу!!! Даже если ты трижды матерый атеист, надо поклониться силе, которая сложнее имеющегося у человечества знания.

Кстати, непонятно, почему по этому поводу молчит патриарх, ограничив коллективную молитву за здравие всего российского люда. Ведь он точно не считает, что, брось в человека таблетку — как писали в советском журнале «Здоровье» медакадемики, — и все волшебным образом сработает. Вколи вакцину — и нет болезни. Так где же правильная молитва, объясняющая всем слабоверным, что происходит? Ведь не на службе же патриарх у международной фармы? Поработать надо, чтобы организм и жизнь не впускали в себя вражью инородную силу, то есть была бы у нас нетронутость наших жизненных сил, иммунитет. Поработать надо всем: и обществу, и специализированным системам деятельности — медицине, профилактике, пищевой промышленности — и самому человеку, даже если у него времени нет.

Фармацевтическо-медийный комплекс

Прошедший ковидный год однозначно показал, что в мире чрезвычайно окреп и стал прямым конкурентом ВПК (военно-промышленному комплексу) ФМК — фармацевтическо-медийный комплекс, или «фарма». А комплексам нужны глобальные рынки, и лучше всего — войны и пандемии.

В результате в связи с «ковидом» произошла интереснейшая для аналитиков и тяжелейшая для населения всех стран вещь. Восстановление коллективного иммунитета как условие обеспечения национального и народного здоровья было подменено вакцинацией. Заниматься здоровьем разных групп населения тяжело, поскольку здоровье тяжело капитализировать и еще труднее монетизировать. С вакциной все на порядки проще. Создай дозы жижи и объяви их спасением, привяжи здоровье к жиже-фармакону и заработаешь классно на всемирной беде. Недаром про ожидание пандемии и необходимости вакцин первым заговорил глобальный коммерсант Билл Гейтс, тем самым дав по сути сигнал мировой фарме готовить предпринимательский проект на миллиарды долларов.

Вторая вещь, которая определяет тяжелую и непростую ситуацию с ковидом. Борьба с ковидом из специализированной области точных профессиональных ответов быстро включила в себя инструменты политического действия и перешла в область глобальных институтов управления. Она очень быстро переместилась в разряд чрезвычайщины под предлогом ответственности за самое дорогое и священное — жизнь человека — и создала сферу нарушения всех возможных прав и свобод.

Эпоха постковида: новая социальность благополучия и развития

Задача России сегодня состоит в том, чтобы перевести мир в новую эпоху: эпоху постковида, освободить мир от ужаса наведенной «пандемии». Это можно сделать, если начать строить совсем другую социальность. Но для этого надо сначала еще раз отрефлектировать, где мы оказались.

Приход полтора года назад в мировую популяцию нового вируса, с которым, по мнению многих инфекционистов, нам теперь придется научиться жить долгие десятилетия, явился стресс-тестом эффективности российской системы здравоохранения и всей биосоциальной политики, которая должна быть направлена на обеспечение справедливого благополучия всех социальных групп нашего общества. Форма борьбы с распространением этого вируса, объявленного пандемией, выявила, какое общество мы хотим строить. Дело в том, что те ценности, которые демонстрируют общество и власть в ситуации экстремальной опасности, обнаруживают ту общественно-политическую основу, которая невидна в услов

RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...